16 заметок с тегом

читательский дневник

Максим Ильяхов. Ясно, понятно

Возможно, вы слышали, что у Максима Ильяхова вышла новая книга «Ясно, понятно». Знаю, что в переводческой среде не все любят «Пиши, сокращай» и к новой книге могут отнестись предвзято. Но давайте я попробую показать вам, чем она может быть полезна нам, переводчикам.

Почему книгу стоит прочитать переводчикам

В «Пиши, сокращай» основной фокус был на тексте (полезное действие, стоп-слова, читаемость и структура). Если вы читали Нору Галь, Уильяма и Странка, Чуковского и работы других авторов, перечисленные в предисловии, то нового для вас будет мало (хотя примеры более актуальные). В «Ясно, понятно» тема шире: затрагиваются контекст и тон, интерес, ясность и подача. Это уже менее очевидно и оттого интересно. А, главное, может пригодиться при предпереводческом анализе.

Книга начинается с раздела о контексте. Говоря на сухом языке теории перевода, это что-то вроде пресуппозиции. Нам нужно проанализировать контекст? Да, конечно. Автор текста может попытаться его исправить, если он неудачный? Наверное, да. Возьму для примера книгу по истории психиатрии, над которой я до сих пор работаю:

Автор книги — доктор Джеффри Либерман, бывший глава Американской ассоциации психиатрии. Он отлично понимает, что к психиатрии отношение спорное. Многие считают, что психиатры или шарлатаны, или выписывают людям таблетки, которые разжижают мозги. Что делает Либерман? Прямо об этом пишет: «Да, я понимаю, почему вы относитесь к моей специальности именно так. Мы, психиатры, это заслужили. В прошлом мы наделали много ошибок, но теперь всё по науке. Давайте я вам покажу». Получается, что автор объединился с читателем против психиатров прошлого. Они плохие, а мы хорошие. Дружим против них.

Переводчику этот контекст нужно распознать и перенести, ничего по дороге не растеряв.

Следующий раздел, который нам пригодится, посвящён тексту. На мой взгляд, если работа качественная, то в ней встретится многое из того, что описывает Максим: абстракция + пример + антипример, аналогии и метафоры, сюжет. Мне понравилась часть про кинематографичные примеры: читая их, человек будто прокручивает в голове фильм. Часто с помощью примера автор иллюстрирует нечто абстрактное. В книге по психиатрии был такой кусочек:

Оригинал:
As the investigation progressed, former confidants reported that Reich was becoming increasingly paranoid and delusional; he believed that Earth was being attacked by UFOs, and he had taken to wandering through the Orgone Institute at night with his neck swathed in a bandana and a revolver at his waist, like some frontier gunfighter.

Перевод:
Во время следствия бывшие приближенные к Райху отмечали, что он начал страдать от паранойи и оторвался от действительности. Врач полагал, что планету атаковали пришельцы, и по ночам он ходил по Институту оргона в бандане и с револьвером на поясе — всё равно что какой-нибудь стрелок с Дикого Запада.

«Страдал от паранойи и оторвался от действительности» — это не то чтобы совсем абстрактно, но проявляться может по-разному. А дальнейшее пояснение рисует чёткую картинку: сумасшедший психиатр ходит по коридорам, на поясе револьвер. Мой мозг дорисовывает образ: коридор освещается лишь светом луны, а у врача безумный взгляд, который хаотично перемещается с объекта на объект. Но это моя ассоциация, у вас может быть другая. При этом заметьте, если бы я написала «ганфайтер», то картинка нарисовалась бы только у тех людей, которые знакомы с историей Дикого Запада. Мне кажется, что для американцев это что-то естественное, а для нас нет. Меняю на сочетание «стрелок с Дикого Запада». По-моему, достаточно кинематографично.

В общем, основная мысль такая: чтобы хорошо перевести, нужно всё распознать. А чтобы всё распознать, нужно понимать, что такие приёмы и понятия существуют. Книга Ильяхова помогает об этом узнать (или вспомнить).

Зачем читать всем, кто пишет

Если вы ведёте блог, составляете материалы для учеников, пишете статьи, то с книгой вы узнаете больше не только о контексте и тексте, но и об управлении интересом читателя и правильной подаче.

Главный секрет внимания простой: человек хочет читать о себе. Моя основная аудитория — переводчики. Возможно, есть преподаватели и любители иностранных языков. Если я вдруг начну писать о вязании, вам, наверное, будет неинтересно. Потому что вы собрались ради перевода — как справились с каламбуром в кино, как усовершенствовать процесс обработки заказов, как найти работу, как сделать свой сайт-портфолио. Ради таких тем. Это о вас (и обо мне), а если вы не вяжете, и считаете, что это для бабушек, то несколько раз пролистнёте посты, а потом и вовсе отпишетесь. Так что следующий абзац можете пропустить и переходить к части «О вёрстке книги и мемах».

В книге Максим приводит пример, который называет недостоверным. В примере описывается, как «студентка Алёна решила в перерывах между занятиями вязать свитера на заказ». Максим пишет, что «вручную свитера вяжут только бабушки своим внукам, потому что ручная вязка долгая и дорогая. [На рынке шерстяного трикотажа] нет никаких конкурентов, никаких миллионов, никаких помощников и сайтов. Производить трикотаж на продажу могут только большие бренды с доступом на фабрики». Максим, если вы читаете это, то хотела сказать, что пример достоверный. Рынок трикотажа ручной вязки есть. Это красиво и иногда дорого. Приведу навскидку несколько маленьких брендов: Mirstores, Lola. Me, the Knitter. Они не сравнятся с Zara, но некоторые из них тоже делают миллионные обороты.

О вёрстке книги и мемах

Типографика и вёрстка отличные. Два шрифта, выделение размером и цветом, отдельные серые страницы и страницы с оранжевыми рамкам. В общем, читаешь, запоминаешь, а потом ещё раз перечитываешь и отмечаешь все примеры удачной подачи в книге — наглядное пособие. Ну или можно делать это параллельно.

Мемы и отсылки расставлены по всему тексту — где-то более очевидно, где-то менее. Рада, что читаю это в 2021 году, а не десять лет спустя — этот пласт будет понять сложнее.

Как не купить книгу и не прослыть пиратом

Я уже когда-то рассказывала о программе ЛитРес: Библиотека. Подробнее о ней по ссылке, но если кратко, то суть такая:

  1. Проверяете на сайте, с какими библиотеками сотрудничает ЛитРес.
  2. Приходите в свою библиотеку, получаете логин и пароль.
  3. Регистрируетесь на сайте.
  4. Читаете книги бесплатно.

Из минусов: доступны не все книги, иногда приходится постоять в электронной очереди, выдаётся только на две недели и нельзя скачать на электронную читалку. Но если вы не уверены, стоит ли тратить деньги или и так привыкли читать с экрана, то это отличный способ. Я прочитала библиотечную, но думаю купить бумажную в Читай-городе, потому что понравилась и хочу возвращаться к отдельным моментам (сейчас действует скидка 10% по промокоду ЧИТАЙПОЕЗД).

Давайте завершим рецензию мотивирующей цитатой:

Самый короткий путь к мастерству — не искать самый короткий путь, а просто неторопливо идти.
М. Ильяхов

Варвара Васильева приняла вызов Главреда.

 Нет комментариев   6 мес   читательский дневник

Alibaba. История мирового восхождения от первого лица

Дослушала аудиокнигу Дункана Кларка о становлении электронной коммерции в Китае. Любопытно, но я бы советовала читать бумажную версию, потому что на слух сложно воспринимать такое количество прецизионной информации: имена, названия компаний, стоимость акций, суммы сделок... Пожалуй, неплохая тренировка навыков устного перевода, если во время прослушивания переводить это на другой язык или после прослушивания выписывать на листок все пароли и явки из тех, что запомнились.

Есть вопросы к переводу названия. Сравните:

Alibaba: The House That Jack Ma Built vs. Alibaba. История мирового восхождения от первого лица

В оригинале классная отсылка к детскому стихотворению «Дом, который построил Джек», в нашем случае Джек Ма, основатель Alibaba. В переводе «История восхождения». Всё бы ничего, но она совсем не от первого лица. Скорее от восьмого или восемнадцатого. Ради интереса зайдите на английскую Википедию и откройте статью об Alibaba Group (будем считать, что эта версия полнее, чем на русском). Лёгким движением руки нажмите Ctrl + F и введите имя «Duncan Clark» (автор книги, который пишет историю восхождения от первого лица). Ну как? У меня ничего. Есть подозрения, что это решение не переводчика, а выпускающего редактора. Я такое не поддерживаю, потому что как читатель я остаюсь с обманутыми ожиданиями. И это уже не в первый раз.

Отметила для себя несколько фактов, которые, похоже, свидетельствуют о профдеформации, но я не против. Курсивом выделены цитаты из книги (без правок, хотя хочется).

Учитель английского

Джек Ма работал учителем английского. В 1995 году он поехал в Сиэтл в качестве переводчика, и эта поездка перевернула его жизнь, потому что там он познакомился с интернетом.

О первом бизнесе — бюро переводов:

В январе 1994 г. в возрасте 29 лет Джек основал Hangzhou Haibo Translation Agency — агентство (бюро) переводов Ханчжоу Хайбо. Сначала в штате компании числилось всего пять сотрудников, преимущественно это были учителя из института на пенсии. Джек снял в аренду две комнаты по адресу Qingnian Road, 27, неподалеку от Западного озера. Они находились в помещении бывшей церкви, где когда-то размещалась Юношеская христианская ассоциация (YMCA). Сегодня знак компании Hope Translation все еще висит там, где у агентства (бюро) переводов была переговорная комната, рядом с местом, где теперь разместился Международный юношеский христианский отель (YMCA International Youth Hostel).

О прибыльности бизнеса:

//Тем не менее первая попытка Джека стать участником предпринимательской лихорадки в Чжэцзяне не увенчалась успехом. В 1994 г. его компания Hope Translation вернулась к тому, с чего начинала. Месячная аренда офиса стоила $300, а выручка за первый месяц составила немногим больше $20. Надежда могла зарождаться еще долго, а деньги были нужны. Чтобы поддержать компанию, Джек начал продавать товары на улицах Ханчжоу, в
том числе и полученные из Иу. Его переводческая компания одновременно стала и торговой компанией. Отныне Hope Translation Agency продавала подарки, цветы, книги и даже пластиковые коврики — это был набор товаров, который предзнаменовал появление Taobao.//

О важности локализации сайтов:

В дизайне сайта важно учитывать культурную составляющую. На Западе такие сайты, как, например, Google, становились популярными благодаря чистым линиям и отсутствию лишних деталей. Но на массовом рынке китайских интернет-пользователей, привыкших к всплывающим окнам и плавающим баннерам, американский стиль оформления казался слишком статичным и скучным. Популярные китайские сайты обычно плотно нашпигованы информацией и графикой, они требуют долгой прокрутки для того, чтобы увидеть всю страницу целиком. С такой точки зрения Taobao был сайтом, созданным китайцами для китайцев. И это работало.

Интересно, какой была бы судьба бюро переводов, если бы Джек Ма открыл его сейчас. И стал бы он вообще начинать такой бизнес?

P. S. Напоминаю, что аудиокниги можно слушать бесплатно, не нарушаяавторские права. Для этого нужно зарегистрироваться в программе ЛитРес: Библиотеки. С электронными книгами тоже работает.

 Нет комментариев   2020   читательский дневник

Книги из путешествий

У меня есть подруга, которая из каждой поездки привозит холщовые сумки-шопперы (привет, Наташ). Поэтому из магазина она идёт с Дрезденом, Одессой или другим городом на плече. Я пробовала следовать её примеру, и теперь у меня есть две сумки из питерских Подписных изданий — чёрная и белая, под настроение и сезон.

Но параллельно с этим сложилась своя традиция: покупать в поездках книги. Опыт путешествий у меня пока скромный, но хочу собрать отдельную полку или даже стеллаж. В этом выпуске читательского дневника расскажу вам о двух книгах подробнее.

Екатерина Юхнёва. Петербургские доходные дома

В сентябре в Санкт-Петербурге сходила на экскурсию по необычным дворам с посещением парадных доходных домов Елисеева. Было интересно слушать об истории зданий, быте их жильцов и о современности.

После заглянула в Подписные издания и заметила там книгу Екатерины Юхнёвой «Петербургские доходные дома. Очерки из истории быта» (вот она). Это подробнейшее описание жизни петербуржцев прошлых столетий с прекрасной структурой:

  1. Что такое доходный дом (из чего строился, архитектурный облик, планировки, размеры, заселённость, владельцы, арендные отношения).
  2. Благоустройство жилища (квартирное и внеквартирное, домовая прислуга).
  3. Петербургские квартиры («барские», обычные, маленькие, комнаты, углы и койки).
  4. Как жилось в доходных домах (что мешало, как убирались и как создавали уют).
  5. Как и где можно посмотреть старинные доходные дома в современном Петербурге (адреса и опиcания).

Меня поразило, что автор книги превратила свою квартиру в музей и проводит там экскурсии — вот это преданность делу!

Несколько любопытных фактов:

  • Когда ванные только появились, их перед наполнением водой выстилали простынёй, «поскольку соприкосновение корпуса ванны с телом считалось неприятным и негигиеничным». При этом ванны делали из самых разных материалов: мрамора, фаянса, эмалированного чугуна и так далее.
  • Ватерклозет изобрёл — кто бы вы думали — переводчик. Если быть точнее, переводчик и поэт сэр Джон Харрингтон, крестник королевы Елизаветы I. Изготовили всего два таких устройства: для Харрингтона и для королевы. И только несколько десятков лет спустя часовой мастер А. Каминг получил на него патент.
  • У первых телефонов звуковая мембрана служила и для передачи, и для приёма. Поэтому рядом с аппаратами висело объявление «Не слушайте ртом, не говорите ухом».
  • У каждой комнаты был свой традиционный цвет: зал жёлто-золотистый, гостиная синяя, будуар зелёный.

Что касается самого издания, мне бы хотелось более качественных иллюстраций. Все они чёрно-белые (даже современные фотографии), иногда нечёткие. Но это, пожалуй, единственный недостаток.

Наталья Резанова. Нижний Новгород: тайны, легенды, истории

Совсем недавно в Нижнем Новгороде произошла та же история. Сходила на экскурсию, а потом в местный книжный.

В доме на последней фотографии останавливался Льюис Кэролл, а ещё там жили переводчики, которые переводили документацию ГАЗа в начале прошлго века.

В краеведческой книге о Нижнем четыре части:

  1. Чародеи, воины, книжники (Средние века и Смутное время)
  2. Мастера, цари, и красавицы (XVII­—XVIII век)
  3. «Торговлею питатися хощу». Купеческий Нижний
  4. Век двадцатый, век необычайный...

С каждой главой чувствуется изменение стиля: чем дальше в прошлое, тем больше «былинности», чем ближе к настоящему, тем полнее и точнее описания. Читается легко, закончила книгу за пару дней.

Меня, правда, смутило вот что. В каждой главе есть две части: легенда, тайна или история и объёмное примечание редакции. И больше, чем в половине книги, эти примечания редакции будто перечёркивают всё то, что было написано ранее. Например, Наталья Резанова расказывает легенду о девушке с коромыслом, а редакция говорит: «Нет, всё не так. Версия о жертвоприношениях шаблонна». Возникает ощущение, что авторы не договорились. Идея, которая за этим стоит, понятна: рассказать предание, изложить народную версию событий, а потом прокомментировать, как было на самом деле, подкрепив свою точку зрения источниками. Думаю, лучше было бы разделить на подглавы «Как говорят» и «Как было», а в двадцадом веке, где всё уже довольно точно, «Как было» и «А ещё...».

Вообще узнавать историю, обычаи и людей таким образом очень увлекательно. Раньше я думала: «Как здорово, что в Германии столько земель, а в Англии столько графств. У каждого свой диалект и свои особенности». Но Россия ведь не менее интересна. Только эта страноведческая часть не так популяризирована, к сожалению. Или я ошибаюсь? Если у вас есть какие-то полезные ссылки (например, на ликбез Арзамаса о русском языке), поделитесь, пожалуйста, в комментариях.

 Нет комментариев   2020   читательский дневник

Пётр Талантов. Доказательная медицина

Не писала в блог пару месяцев, и за это время накопилось несколько поводов для статей. Первый из них — книга Петра Талантова «0,05. Доказательная медицина от магии до поисков бессмертия». Пожалуй, это лучшая научно-популярная книга, которую я читала. Она вышла в 2019 году в издательстве Corpus при поддержке просветительского фонда «Эволюция». На сайте фонда указано ещё двадцать с лишним книг, и часть из них отправилась в мой и без того бесконечный список «Прочитать».

Видно, что над «Доказательной медициной» хорошо поработали. Там нет ни одного (повторюсь: ни одного) абзаца, который написан просто ради того, чтобы растянуть главу или увеличить количество страниц. В каждом если не новая мысль, то доказательство или углубление предудыщей. При этом книгу отличает продуманная структура и отсылки к последующим и предыдущим главам, из-за чего складывается ощущение связности повествования. Да, пожалуй, это должно быть нормой, которую не следует как-то отдельно подчёркивать, но реальность такова, что логика изложения во многих книгах часто нарушена. Здесь же такой проблемы нет.

В «Доказательной медицине» шесть частей:

  1. Маги и философы — о магическом лечении и появлении профессиональной медицины.
  2. Экспериментаторы и математики — о рождении метода и клинических экспериментах (об эффекте плацебо, ослеплении, статистике и рандомизации).
  3. Герои и мерзавцы — об экспериментах на животных, себе и окружающих.
  4. Детективы и убийцы — об эпидемиях и расследовании их причин.
  5. Мошенники и исследователи — о разработке лекарств и золотом стандарте клинических испытаний.
  6. Врачи, маркетологи... и снова маги — об обратной стороне медицины, маркетинге и современности.

В предисловии сказано, что эта книга «и для врачей, и для тех, кто далёк от медицины», поэтому некоторые части даются легче, некоторые — тяжелее. Дольше всего я читала главу «Золотой стандарт», но автор честно предупредил, что будет непросто — в этом чувствуется забота. А вот главы о магическом лечении, эффекте плацебо и чуть ли не детективной деятельности молодого английского врача Джона Сноу захватывали внимание целиком и отвлекаться не хотелось.

По прочтении у меня оформились три мысли:

  1. История циклична, и история медицины не исключение. Современные детокс и очищение от шлаков очень напоминают изгнание злых духов и кровопускание в прошлом, ведь в основе идея о загрязняющей сущности в теле человека.
  2. Врач — это не всемогущий волшебник, готовый вылечить любой недуг, а специалист, нащупывающий путь с помощью исследований. Если он не шарлатан, конечно. В реальности ошибки и поражения случаются чаще, чем удивительные открытия и ослепительный успех.
  3. Фармацевтика — это бизнес. На медицинский маркетинг отводятся огромные средства (от 25 до 50% выручки). Поэтому стоит бдительно относится к любой рекламе — явной и неявной.

Если вы пока не можете найти время на книгу в пятьсот страниц, советую начать с инстаграма Петра (@talantov) — там тоже много интересного.

 Нет комментариев   2019   читательский дневник

Чарльз Дахигг. Сила привычки

Для меня 2019-й — удачный год в плане книг, потому что удаётся прочитать то, что давно стоит на полке, и то, что там только появилось. Этим летом наконец дочитала «Силу привычки» Чарльза Дахигга. В целом, мне понравилось.

Чарльз Дахигг — журналист, работавший в The New York Times, и автор книг The Power of Habit (2012) и Smarter Faster Better (2016). (Недавно, кстати, встретилась его статья об Илоне Маске в GQ.) Я сперва удивилась, так как думала, что книга написана каким-то серьёзным нейроучёным — популяризатором когнитивистики и всего, что с ней связано. Но нет, и это, пожалуй, к лучшему. Материал подобран, структурирован и изложен очень хорошо, а в точности научных данных можно убедиться, обратившись к ссылкам на источники в конце книги. Люблю, когда они есть, потому что можно всё перепроверить и углубиться в тему.

В «Силе привычки» три части. Первая — «Индивидуальные привычки» — даёт вводную информацию о механизмах привычек и о способе их изменения. Напишу об этом подробнее чуть ниже. Вторая часть — «Привычки успешных организаций» — рассказывает об опыте изменения культуры внутри компаний, который помог им прийти к успеху. В качестве примера приводятся Starbucks и Alcoa (крупный производитель алюминия). Это интересно, потому что колоссальные сдвиги начинаются, казалось бы, с мелочей. В третьей части — «Привычки общества» — подробно рассматривается деятельность церкви Сэддлбэк и бойкот автобусных линий в Монтгомери, а ещё поднимается важный вопрос: «Несём ли мы ответственность за свои привычки?» Всё не так очевидно, как может показаться на первый взгляд.

Сейчас будет прикладная информация. Чтобы изменить привычное поведение, нужно осознать, что существует петля привычки. Она состоит из трёх компонентов: знака — привычного действия — награды. Схема изменения любой привычки следующая:

— определить привычное действие;
— поэкспериментировать с наградами;
— выделить знак;
— составить план.

Автор приводит пример с перекусами на работе, из-за которых он начал полнеть. Каждый день примерно в одно и то же время Чарльз вставал из-за стола, шёл в кафе, покупал печенье с шоколадной стружкой и съедал его, попутно общаясь с приятелями. Это было его привычным действием. Чтобы его изменить, он стал экспериментировать с наградой. Теперь вместо покупки печенья Чарльз гулял по кварталу, покупал пончик и ел его за рабочим столом, покупал яблоко и съедал его в кафе или ходил общаться с коллегой. Это должно было прояснить, какое желание стоит за покупкой печенья: голод, скука, нехватка общения? Совершив новое действие, Чарльз возвращался на рабочее место и записывал три мысли, которые приходили в голову (например, «Расслабился», «Не голоден», «Видел цветы»). Через 15 минут он снова прислушивался к себе, чтобы понять, нужно ли ему теперь печенье. Следующий шаг — определение знака. Почти все привычные знаки попадают под пять категорий: местоположение, время, эмоциональное состояние, другие люди, предшествующее действие. В момент сильного желания нужно пройтись по этим категориям и сформулировать ответы. В случае с автором получилось так, что в определенное время дня ему хотелось перекусить из-за того, что нужно было отвлечься. Наконец, последнее — разработка плана. Чарльз решил, что каждый день в половину четвёртого он будет вставать из-за стола и общаться с коллегой в течение десяти минут. Получилось не сразу, но со временем это вошло в привычку. В результате в конце дня он был в лучшем расположении духа, ведь это хоть и маленькая победа над собой, но всё равно победа.

Я сделала чек-лист по изменению привычек на основе рекомендаций Дахигга. Вы можете его скачать, распечатать и заполнять четыре дня (больше не поместилось) или перечертить в дневник. На этом с содержательной частью всё. Я читала книгу в русском переводе, и к нему есть вопросы.

Georgia — Грузия или Джорджия?

Перевод: Майор был уроженцем Грузии, невысокого роста, постоянно сплёвывал в стакан шелуху от семечек или жёваный табак.

Оригинал: The major was a small man from Georgia. He was perpetually spitting either sunflower seeds or chewing tobacco into a cup.

Речь идёт о действиях американской армии в Ираке. Какова вероятность, что там служил грузин, а не уроженец штата Джорджия?

Тавтология — это норма?

Перевод: Третьи вообще настолько сложны, что просто удивительно, как такой маленький участок ткани, эволюционировавший на протяжении миллионов лет, вообще способен превратить их в привычки.

Оригинал: Others are so complicated that it’s remarkable a small bit of tissue that evolved millions of years ago can turn them into habits at all.

Вообще, да? Нам преподаватель грамматики говорила, что во время её обучения в институте не допускались повторы в двух, кажется, абзацах. А здесь в одном предложении. Ещё пример:

Перевод: Существует третье правило, необходимое для создания привычки, — и оно настолько неуловимое, что даже Хопкинс опирался на него бессознательно, даже не подозревая о его существовании.

Оригинал: There’s also a third rule that must be satified to create a habit—a rule so subtle that Hopkins himself relied on it without knowing it existed.

А плеоназмы?

Со временем он так разбогател, что в своей автобиографии «Моя жизнь в рекламе» посвятил не один длинный абзац проблеме, как потратить столько денег.

Он решил продолжить заниматься мылом и злаковыми хлопьями и позже в своей автобиографии написал...

Так просто нельзя.

А что со (здравым) смыслом?

Оказалось, что четырёхлетки, которые дольше всех могли отложить удовольствие, имели лучшие отметки и в среднем на 210 баллов больше за SAT, чем все остальные. Они пользовались большей популярностью и меньше употребляли наркотики.

Но всё равно употребляли? Ох уж эти детки.

В салон вошла маленькая 42-летняя афроамериканка в очках без оправы и консервативном коричневом пиджаке, полезла за кошельком и кинула в ящик для денег плату за проезд — 10 центов.

Не знаю, как для вас, но для меня «маленькая» заканчивается где-то в возрасте девяти-десяти лет. В сорок два года она скорее «миниатюрная» или «невысокого роста».

В декабре, выпустившись из семинарии и став отцом, Уоррен погрузил семью и вещи в фургон, отправился в округ Ориндж и снял часть небольшого дома.

Погрузил жену рядом с тумбочкой, а младенца — на коробку с посудой.

В общем, друзья, давайте будем внимательны. К себе, к близким и к переводам. Аминь.

 Нет комментариев   2019   читательский дневник

Big Little Lies

Прочитала книгу Лианы Мориарти «Big Little Lies» и посмотрела первый сезон сериала от HBO с Шейлин Вудли, Николь Кидман и Риз Уизерспун в главных ролях. Очень многие считают, что сериал лучше. Я скажу так: в книге больше рефлексии, а в сериале — динамики. И если бы в книге был дожат финал, мне бы понравились обе версии.

Ещё долго не могла понять, вплоть до седьмой серии, что не так в самом начале. Потом разобралась: характерная заставка HBO с белым шумом прочно ассоциируется с «Сексом в большом городе», там 94 серии всё-таки. Но что я сразу поняла, так это почему репетитор считала Николь Кидман самой красивой актрисой. Меня же каждый раз смешит выпуск шоу Джимми Фэллона с участием Кидман:

Но давайте ближе к лингвистическим вопросам. В тексте у меня всегда цепляется взгляд за вот-такие-вот-сочетания. В английском они смотрятся естественно, но в русский в таком же виде их переносить, очевидно, нельзя. В моих переводах они пока разрастаются до больших конструкций, с чем я стараюсь бороться. И поэтому мне вдвойне интересно, как с этим справляются другие. Вот один яркий пример:

Оригинал: Ask any man—not some new-age, artsy-fartsy, I-wear-moisturizer type, I mean a real man—ask a real man, then he’ll tell you that women are like the Olympic athletes of grudges.

Перевод: Спросите любого настоящего мужика, а не тех претенциозных хлюпиков, которые мажутся увлажняющим кремом, и он скажет вам, что по злости и напористости женщин можно сравнить с олимпийскими атлетами.

У меня есть сомнения по поводу сочетания «олимпийские атлеты», но в остальном очень здорово — чувствуется презрение и разделение на мужиков настоящих и ненастоящих.

Во втором примере уже устойчивое выражение (MED: a parent who stays at home to look after their children instead of working outside the home), но всё равно интересно:

Оригинал: My understanding was that it all goes back to the stay-at-home mums battling it out with the career mums.

Перевод: В моём представлении, это возврат к конфликту между неработающими и работающими мамашами.

Ещё можно было бы противопоставить «домохозяек» и «карьеристок». Уверена, что мамы первого типа обиделись бы на определение «неработающая», потому что, по их собственному выражению, они full-time moms. К слову, впервые встретила сочетание helicopter parent = a parent who is unable to let go of their adult child(ren) and continues to monitor them and intervene inappropriately in their lives.

И последний пример:

Оригинал: «Jane,» said Jane. «Jane no-middle-name Chapman.»

Перевод: — Джейн, — представилась Джейн. — Джейн без второго имени, Чепмен.

Все русские отрывки привожу по изданию 2014 года в переводе Ирины Иванченко.

В сериале нашла один занятный момент. В описании контекста буду спойлеры.

Ситуация:
Несколько лет назад Джейн изнасиловал человек, который представился как Саксон Бэнкс. Об этом узнала Мадлен и нашла его в интернете. Оказалось, что он дизайнер интерьеров, и женщины решили записаться к нему на приём, чтобы удостовериться, действительно ли этот мужчина — насильник. Джейн нарушила обещание и поехала к нему одна. С пистолетом. Саксон оказался не тем человеком, и она уехала. Джейн рассказала обо всём Мадлен, и та стала винить себя во всей ситуации.

Оригинал:
Madeline: This is my problem in life. I never let dead dogs lie.
Jane: Well. That’s the problem. He’s not dead.

Дубляж (Novamedia):
Мадлен: И почему мне вечно нужно до всего докопаться?
Джейн: Но мы ничего не раскопали. Вот что плохо.

Это очень изящно. Можно было бы развить мысль до «его никто не закопал», но получилось бы грубовато. Кстати, интернет говорит, что правильная версия поговорки — let sleeping dogs lie (= to leave things as they are; especially, to avoid restarting or rekindling an old argument; to leave disagreements in the past). Но dead звучит драматичнее, правда?

Возродим спор: если смотрели и читали, то что вам понравилось больше?

 Нет комментариев   2019   синематографъ   читательский дневник

Тело и долголетие

Астрологи объявили месяц нон-фикшн, поэтому вслед за «Типологией стилистических ошибок» и «Меняем пищевое поведение» коротко расскажу о двух книгах Кэмерон Диас (той самой из «Маски» и «Ангелов Чарли»).

«Книга о теле» (The Body Book) и «Книга о долголетии» (The Longevity Book) написаны в соавторстве с Сандрой Барк. На мой взгляд, решение это очень правильное. Пусть у Диас интересная жизнь и богатый опыт, но уметь укладывать его в письменной форме она не обязана. (Рубрика «Не читал, но осуждаю»: говорят, что книга «Вкусвилл. Как совершить революцию в ритейле, делая всё не так» вышла не очень удачной именно из-за того, что её написал не профессиональный автор, а управляющий по внешним коммуникациям.)

Обе книги, в целом, об одном и том же: как жить в гармонии с собой. Никаких секретных формул там нет, всё просто: ешь здоровую еду, много двигайся и хорошо отдыхай. Почти как #MoveEatLearn в рекламных роликах STA Travel восьмилетней давности (https://youtu.be/-BrDlrytgm8 — Move, https://youtu.be/EcOgjrRWx_Q — Eat, https://youtu.be/Xc0d510zTA4 — Learn).

Здоровое и разнообразное питание придаст сил (обратите внимание, здоровое, а не правильное; ПП существует только как уловка маркетологов). Физическая нагрузка укрепит мышцы и кости, а ещё повысит настроение за счёт гормонов. С отдыхом всё понятно, мы же не роботы.

Я расцениваю эти книги скорее как источник вдохновения, хотя там есть ссылки на научные исследования и почти нет воды. Прочитала и стала есть больше фруктов и овощей (летом это просто) и чаще ходить в зал (стоять в планке непросто). С отдыхом пока не очень налажено, но замечаю, что пора, когда сравниваю цены на Ново-Пассит в разных аптеках под Dope на фоне.

В «Книге о долголетии» акцент больше на то, что приносит с собой возраст (как хорошее, так и плохое). Мне кажется, мы недостаточно об этом говорим, снимаем, пишем.

Ещё с точки зрения восприятия культуры интересен разворот «Краткая история еды в Соединённых Штатах Америки». Сколько из этого вы знали? Насколько я понимаю, для американцев это так же естественно, как для нас молоко в треугольных пакетах или сырок «Дружба». Знать полезно, потому что к этому могут быть отсылки в поп-культуре и просто в речи.

Краткая история еды в США (можно приблизить)

Обе книги читала в переводе Ирины Литвиновой и получила большое удовольствие. Советую и вам.

 Нет комментариев   2019   читательский дневник

Обманутые ожидания

Говорят, не стоит судить книгу по обложке. Это верно. Но не знаю, как у вас, а у меня не всегда есть время и желание знакомиться с рецензиями, читать бесплатный отрывок и изучать отзывы (которые, к слову, совсем не надёжны, ведь существуют специалисты по ORM — online reputation management). В таких ситуациях я опираюсь на обложку и аннотацию. За последний месяц сразу два промаха, и я расскажу о них по порядку.

Случай первый

Название: И. Голуб. Д. Розенталь. Занимательная стилистика. Как мы говорим. А как мы пишем!
Аннотация: Авторы в простой и занимательной форме рассказывают о возможных средствах русского языка, описывают приёмы усиления выразительности речи, раскрывают особенности использования слов, их сочетаемости, правила и тонкости употребления грамматических форм. Книга будет интересна и полезна не только редакторам и филологам, но и всем, кто стремится говорить красиво и правильно.

Во-первых, в аннотации говорится об авторах — во множественном числе. Если вспомнить, что Дитмар Эльяшевич умер ещё в 1994 году, а книга издана в 2019, то можно подумать, будто это переиздание или рукописи более 25 лет. Но нет, ни то, ни другое. Просто книга делится на две неравные части: «Занимательную стилистику», написанную И. Б. Голуб, и «Справочные материалы», написанные Д. Э. Розенталем. Мне кажется, что эти 29 страниц справочных материалов включили только для того, чтобы поместить имя Розенталя на обложку, да покрупнее. Не очень понятно зачем, ведь Ирина Борисовна — известный и уважаемый филолог. (Она написала замечательный учебник по стилистике и не только его.) Смысла в этих справочных материалах тоже особенного нет, так как они далеко не исчерпывающие и не сильно «занимательные». Скажите, вы будете использовать популярное издание для справки? Я — нет. Для этого существуют справочные издания: от бумажной книги «Пунктуация и управление в русском языке» 1988 года до электронного «Справочника по пунктуации и стилистике».

Во-вторых, непонятна целевая аудитория этого издания. Стоит маркировка 6+. Книга входит в серию «Библиотека вундеркинда. Научные сказки». Меня это привлекло, потому что мне очень нравится идея explain like I’m five, ведь если объяснишь ребёнку, сможешь объяснить кому угодно. Но знаете, что там? Десять глав примеров стилистических ошибок и термины вроде «координация сказуемого» или «контаминация близких словосочетаний». Ну как, почувствовали себя в гостях у сказки? А объясняется это тем, что книга должна называться «Типология стилистических ошибок». Это есть на обложке, но не на самом видном месте, а в выходных данных и вовсе нет. А ещё несколько раз упоминаются редакторы и филологи в роли читателей. Это всё те же вундеркинды? Они редактируют газету «Наш 4 „А“» или что? Негодую.

Случай второй

Название: А. Комиссарова. Меняем пищевое поведение! Худеем вместе
Аннотация: Привет! Меня зовут Альбина Комиссарова, и я врач-диетолог, эндокринолог.
Почему я решила написать эту книгу? Мне захотелось создать некий путеводитель в мир диетологии. Что-то вроде азбуки здорового питания, прочитав которую вы будете уверенно себя чувствовать и без проблем сможете организовать собственное питание и питание вашей семьи без ненужных ограничений и сомнительных методик.
Так сложилось, что в мире Интернета только ленивый не пишет о питании. Не представляю, как обывателю разобраться во всём этом! Один пишет одно, другой другое — где истина? И почему вы должны верить той или другой книге?
Ответ на этот вопрос один — важна лишь доказательная медицина и подход, систематизирующий и обобщающий эти знания.
Эта книга — собрание доказанных знаний, которые я обобщила, упростила и представила вам для наилучшего понимания, снабдив толикой собственного понимания предмета.
Моим коллегам может показаться, что медицинский язык в книге сильно упрощен, что называется «инстаграмный», но мне хотелось, чтобы эта книга была полезна даже тем, кто мало разбирается в медицине и науке.
Мы не сможем поговорить обо всём, затронуть все мифы и заблуждения, но опыт ведения блога позволил мне вычленить наиболее популярные, интересные и спорные вопросы, которые требуют ответа.
Надеюсь, по прочтении этой книги картина мира диетологии станет для вас хотя бы чуть более ясной.

Начну с того, что меня завораживает медицина. Мне не хватает знаний, чтобы понимать серьёзные научные работы, поэтому я читаю телеграм-канал «Намочи манту» с дайджестом научно-популярных статей, а ещё Evidence Based Club и Петра Талантова в инстаграме. И в последних двух аккаунтах рекомендовали книгу Комиссаровой. Я купила, закрыв глаза на надписи «Более 400 000 подписчиков» и «Худеем вместе», которые явно нацелены на привлечение широких масс (с широкой костью). Пищевое поведение — очень интересная тема. Как запускается механизм привычки? Как сахар и кофе вызывают зависимость? Как этим управлять? Но, как вы могли догадаться, ничего такого в книге не было, иначе она не попала бы в эту гневную статью. На мой взгляд, правильно было бы называть её «Мифы о питании», потому что каждая из 44 главок — это миф и его опровержение. А ещё правильно было бы не вставлять картинку ради картинки на полстраницы и сделать междустрочный интервал поменьше. Потому что всё это выглядит как желание увеличить количество страниц и продать подороже, а не красиво оформить издание. Негодую.

Заключение

Это, в целом, неплохие книги. Но если ожидаешь, что в стакане яблочный сок, а на деле там оказывается имбирный эль, будет невкусно. Даже если любишь имбирный эль. Об этом есть статья на Quanta Magazine. Так что в моём случае маркетинговые уловки издательства АСТ, где вышли обе книги, оставили неприятное впечатления. Уверена, что расчёт был на другое. А ещё уверена, что кому-то это не помешало насладиться чтением. Такие дела.

 Нет комментариев   2019   читательский дневник

Кино между адом и раем

«Когда-нибудь я напишу сценарий комедии», — эта мысль задержалась в голове осенью. Подходит к концу весна, а у меня пока нет и черновика. Знаю только, что фильм будет о принятии ответственности за себя и свою жизнь (понимаю, что звучит как драма, но всё зависит от того, как посмотреть — хотелось бы на больших экранах). Пока я лежу в направлении цели — на диване — и читаю книги по сценарному мастерству. Первой стала «Кино между адом и раем» Александра Митты.

Мне нравится, когда люди с опытом рассказывают о своей профессии — взять хотя бы автобиографии Фейнмана и Никулина. А здесь рассказ о сценариях, съёмках и в целом о кино носит ещё и практический характер. Мне очень понравилось, хотя и не сразу: к слогу нужно привыкать.

Пересказать эту книгу вкратце невозможно, пытаться не буду. Скажу только, что она придётся вам по душе, если любите кино, и пригодится, если пишете тексты. Стратегии вовлечения и базовые принципы драматургии (в их числе драматические ситуации, конфликты, перипетии и характеры) уж точно не помешают.

Когда читала книгу, в кинотеатрах показывали «Стекло» Шьямалана. Если не помните, это фильм с Брюсом Уиллисом, Джеймсом Макэвоем и Сэмюэлем Л. Джексоном, который объединяет и завершает сюжетные линии «Неуязвимого» и «Сплита». Как порядочная ученица, я посмотрела «Неуязвимого», прочитала его сценарий (как будто фильм в голове прокрутили во второй раз), вспомнила содержание «Сплита» и купила билет на «Стекло». И было так здорово! Эта работа, может, и не получила высоких оценок, но мне было крайне интересно: я смогла выделить структуру и акты, отметить развитие драматической ситуации, сформулировать мотивацию героев и проследить за цветовыми решениями и деталями. Очень гордилась собой, почувствовала себя юным кинообозревателем. А ещё в фильм вошёл эпизод из первого сценария — казалось, будто сам Шьямалан рассказал тебе об этой сцене и попросил никому не говорить до премьеры.

Где-то в соцсетях видела мнение, что после прочтения книги Митты станет неинтересно смотреть кино. Мол, все сюжетные повороты будут понятны после первых минут. Я с этим абсолютно не согласна. Чем больше погружаешься в тему, тем глубже понимание и, соответственно, ощущения. Я долгое время серьёзно занималась танцами (настолько серьёзно, что повернись жизнь чуть по-другому, вы бы читали хореографический блог, а не переводческий). И из-за этой базы при просмотре выступлений профессиональных артистов у меня каждый раз мурашки по коже. Потому что знаешь, какой объём работы за этим стоит, как в первое время ноги стираются в кровь от пуантов и как на руках лопаются капилляры от быстрых вращений. Знаешь, как иногда страшно делать поддержки. Знаешь, сколько нужно репетировать, чтобы довести всё до автоматизма и добиться синхронности. Но главное, знаешь, какой восторг — выйти и выступить. То же самое и с переводами — хорошую переводную книгу ценишь вдвое больше, когда понимаешь, что работа над ней велась непростая. Другое дело, если танцор или переводчик схалтурил: плохая техника исполнения или низкое качество перевода сразу бросятся в глаза. Думаю, вы догадались, что все эти пространные рассуждения ведут к тому, что хороший фильм ни в коем случае не нагонит тоску, даже если вы примерно догадываетесь, что произойдёт в следующей сцене.

Да, пожалуй, когда-нибудь я напишу комедию. Но сперва нужно получше разобраться в жизни.

 Нет комментариев   2019   кино   сценарии   читательский дневник

Барбара Шер. Отказываюсь выбирать

Если в жизни вас увлекало многое — от игры на скрипке до письменности майя — и вы не всегда доводили начатое до конца, то книга Барбары Шер будет словно бальзам на душу. С вами всё в порядке, просто вы человек-сканер.

Барбара делит людей на две большие категории: сканеры и дайверы. Первые исследуют много всего и не всегда глубоко, вторые — очень детально и основательно, но немногое. Среди сканеров выделяются подкатегории:

  • двойной агент;
  • многогранник;
  • жонглёр с тарелочками;
  • серийный специалист;
  • серийный мастер;
  • и швец, и жнец;
  • странник;
  • дегустатор;
  • скоростной уклонист.

Барбара Шер утверждает, что «знания как деньги — пусть вы не понимаете пока, куда их употребить, рано или поздно они вам пригодятся», но в то же время «любимые занятия совершенно не обязательно должны приносить доход и не всегда быть практичными». Очень верные мысли. Во-первых, нужно развивать разные ресурсы: и финансы, и знания. Как по мне, так вложения в самообразование самые разумные. Во-вторых, не следует ждать прибыли от всех интересов, которые появляются в результате приобретения новых знаний. Последние пару лет мне казалось, что все мои увлечения обязательно нужно монетизировать. Блог — набери больше подписчиков и сотрудничай с издательствами или другими организациями как микроинфлюенсер (подскажите мне нормальный русский эквивалент в комментариях, если знаете). Каллиграфия — развей навык и подписывай свадебные приглашения или открытки. Вязание — создай аккаунт в инстаграме и продавай рукавицы ручной работы. И только потом я поняла, что блог был и остаётся мощным инструментом саморазвития и площадкой для знакомства с людьми, с которыми у нас общие интересы. Увлечение каллиграфией поставлено на паузу, но перо, бумага и тушь всегда наготове. А от идеи с вязанием я пока не отказалась, поэтому можете подписаться на @varvarezhky — там тоже пишу тексты.

Ещё две мысли автора:

  1. Никто не должен подписываться на тоскливую жизнь на работе.
  2. При ваших способностях и ресурсах выкладываться не на полную означает бездарно тратить ваш интеллект и таланты.

Привожу цитаты, чтобы напомнить себе и вам, что для переводчика офисная работа (если она тоскливая) не единственный возможный вариант. Особенно если это просто должность со знанием языков и большим объёмом бумажной волокиты. (Летом за хороший оклад мне предложили принимать звонки, следить за водой в кулере и за кондиционером в переговорной комнате. Я отказалась по вполне понятным причинам. Эти причины были непонятны кадровику: «Это же иностранная компания! Иностранная компания!! Вы просто слишком наивны! Вы делаете акцент не на тех вещах при поиске работы!» Неправильными «вещами» женщина посчитала удовлетворенность от деятельности, использование английского (и по возможности немецкого), а также наличие достаточно сложных задач, которые способствовали бы развитию.) Да, работа не всегда праздник, но если она вас не стимулирует, а лишь гасит внутренний огонёк, вероятно, она вам не подходит. Ведь будучи тоскливым человеком, очень легко превратиться в человека тусклого. А тусклому человеку неинтересно то, что он делает, он не использует все свои способности. Прочитайте в дополнение к этому о закисании мозгов у редактора в блоге Максима Ильяхова.

Мне кажется, идеальный переводчик должен совмещать в себе качества и сканера, и дайвера. От сканера следует взять любознательность и широкий круг интересов, а от дайвера — глубокую проработку отдельных тем, на которых человек специализируется.

Закончу словами Бенджамина Франклина в пересказе Барбары Шер:

Если вы не хотите быть забытым сразу после смерти, то либо пишите что-нибудь достойное прочтения, либо совершайте дела, достойные того, чтобы о них написали».

 Нет комментариев   2019   читательский дневник
Ранее Ctrl + ↓