15 заметок с тегом

читательский дневник

Позднее Ctrl + ↑

Галина Юзефович. О чём говорят бестселлеры

Галина Юзефович — литературный критик. Вы могли видеть её рецензии на Медузе, и там же опубликовано одно эссе из этой книги. Из подзаголовка можно понять, о чём пойдёт речь — как всё устроено в книжном мире. Не исчерпывающе, но крайне интересно.

В предисловии автор рассказывает о трёх разновидностях критики: критика как размышление, как самоописание и как навигация. Я бы свои записи в читательском дневнике отнесла ко второму и третьему типу, потому что, с одной стороны, через эти книги я рассказываю о самой себе и о своих ощущениях, а с другой стороны, делюсь книжными находками.

Людям в целом свойственно говорить о себе через объекты внешнего мира [...] — это валидный, удобный и понятный способ самопрезентации...
Галина Юзефович

В книге много списков для дальнейшего чтения, но при этом критик замечает, что в списках нужно разбираться. По её словам, «первый, простейший и базовый читательский навык — это умение отличить хороший, полезный список от совсем уж ни к чёрту не годного». Не стоит пользоваться безымянными подборками, и обязательно обращайте внимание на того, кто их составил: всё же схожие интересы или социально-демографические показатели увеличат шанс найти что-нибудь подходящее.

Галина Юзефович советует начать обращать внимание на название издательства или импринта — ведь это тоже показатель качества. Помимо издательств стоит запоминать имена переводчиков.

Немногие понимают, что переводчик — это не только человек, определенным образом заменяющий иностранные слова в тексте на русские, но и носитель вполне выраженных литературных вкусов.
Галина Юзефович

Вот список хороших переводчиков художественной литературы по мнению автора:

  • — Анастасия Завозова (переводы англоязычной прозы);
  • — Леонид Мотылёв (переводы англоязычной прозы);
  • — Наталья Мавлевич (переводы с французского).

Ещё не лишним будет обращать внимание на редакторов. Смело читайте книгу, если над ней работали

  • — Николай Кудрявцев (Астрель-СПб);
  • — Екатерина Владимирская (Corpus);
  • — Игорь Алюков (Фантом Пресс);
  • — Артём Космарский.

В эссе «Мальчик, который выжил» Галина Юзефович пишет:

Взрослые не так сильно отличаются от детей по своим вкусам и интересам: первые вполне способны увлечься сюжетом про драконов и чародейство, вторые — полюбить сложные, длинные, многофигурные книги с неоднозначной моралью и нелинейной композицией.

Я так с этим согласна! По-моему, вообще главный секрет успеха в общении — стирание навязанного барьера «Я взрослый, а ты ребёнок».

Ещё занятна вот такая мысль из другого эссе:

Путешествие, вне зависимости от его цели, было пространством публичности, своего рода сценой, а книга — эффектным и эффективным инструментом сценического самовыражения.

К примеру, Лоуренс Аравийский, путешествуя по пустыне верхом на верблюде, читал комедии Аристофана в оригинале — очень эксцентрично. Мне на первом курсе хотелось, чтобы все в электричке видели, что я читаю пьесу «Пигмалион» Бернарда Шоу на английском. А на втором — рассказ Бернхарда Шлинка на немецком. (Ежедневные поездки на электричке столь же мучительны, как и путешествие в пустыне под палящим солнцем.) К счастью, вскоре эти приступы выпендрёжничества сценического самовыражения прошли.

Кроме того, откровением для меня была идея, что американская литература менее глобальная и конвертируемая, чем, допустим, английская — в отличие от киноиндустрии. Юзефович объясняет это тем, что «амеркианские писатели пишут в первую очередь для амеркианцев и про американцев, с опорой на актуальные американские тренды и реалии».

В книге есть эссе «Как устроен детектив». Я очень люблю детективы — это удивило моего преподавателя по английской грамматике. Вероятно, в её представлении это низкий жанр, что не помешало ей подарить мне три книги Агаты Кристи. И несмотря на мою любовь к детективам, только спустя столько лет я прочитала главные правила жанра, сформулированные Рональдом Ноксом:

  1. Не дозволяется никакая мистика.
  2. Убийца должен появиться в первой трети книги и не пропадать до развязки.
  3. Сыщик не может оказаться убийцей.
  4. Орудие убийства — известный науке яд или известное приспособление.
  5. Сыщик не утаивает от читатели подсказки.
  6. Не допускаются случайности и счастливые совпадения.

Строго, да? Теперь подсознательно буду проверять все детективы на соблюдение этих правил. При этом жанр развивается, и от классического whodunit детективы переходят к howcathem.

В книге встречается ещё одно упоминание переводчиков — в эссе «Почему нам так часто не нравятся переводы»:

Только у нас переводчиков регулярно линчуют, убивают и подвергают иным формам насилия — слава богу, пока только на словах. Очевидно, что в этой точке проходит какой-то важный общественный нерв: плохой (непривычный) перевод воспринимается как агрессия против читателя и вообще посягательство на святыню. Святыней же в данном случае является представление об «идеальном», абсолютном переводе и его принципиальной достижимости, сформированное отечественной переводческой школой второй половины ХХ века.

Часто за собой замечаю, что остро реагирую на какие-то кривые фразы, явные кальки и логические несостыковки. Галина Юзефович пишет, что хороший перевод необязательно должен быть гладким и комфортным для читателя — ведь это может быть стиль автора. А советские переводы не всегда были верны.

Советую прочитать книгу всем, кто любит литературу. Возможно, сложно будет продираться через эссе «Зачем нам критика, или Вместо предисловия», но затем только и будет слышно, что шуршание страниц.

А завершу всё своим длинным неалфавитным списком для дальнейшего чтения (здесь не только целые книги, но и статьи, и отдельные рассказы):

  • Аркадий Аверченко. Неизлечимые
  • Кулинарные книги Барбары Картланд
  • Корнелия Функе. Чернильное сердце
  • Евгений Водолазкин. Лавр
  • Юлия Яковлева. Вдруг охотник выбегает
  • Сельма Лагерлёф. Морбакка
  • Тони Моррисон. Возлюбленная
  • Герта Мюллер. Сердце-зверь
  • Донна Тартт. Щегол
  • Умберто Эко. Феноменология Майка Бонджорно
  • Умберто Эко. К вопросу о тактике ведения семиологической партизанской войны
  • Детективы Ниро Вульфа
  • Элизабет Джордж. Картина без Иосифа
  • Пола Хокинс. Девушка в поезде
  • Ambrose Bierce. Fables and Tales
  • Уильям Сомерсет Моэм. Эшенден, или Британский агент
2018   читательский дневник

Игорь Манн. Без бюджета

В этом месяце я выпускаюсь из университета и становлюсь дипломированным переводчиком. Не знаю, как сложится судьба в отношении карьеры, поэтому продумываю план Б, если с переводами не получится. В прошлом году вариантом дополнительного дохода была каллиграфия и оформление свадебных приглашений, а в этом... вязаные рукавицы :) Варварежки, если быть точнее. Но об этом как-нибудь в другой раз.

Альтернативные источники дохода

Сейчас я много читаю и смотрю вебинары по продвижению в целом и в социальных сетях в частности, потому что это применимо и к переводу (услуга), и к варежкам (продукт). А в условиях рыночной экономики такая информация должна рассматриваться если уж не на одном уровне с чтением и письмом, так хотя бы с компьютерной грамотностью.

Прочитала книгу Игоря Манна «Маркетинг без бюджета. 50 работающих инструментов» (это тот самый Манн из издательства «Манн, Иванов и Фербер»). Из плюсов: отличная структура и хороший слог. Из минусов: написана в 2011 году и вероятно её переиздавали с изменениями, но я читала версию 2013 года — часть информации, которая преподносится как конкурентное преимущество, уже устарела. А ещё она больше подходит для компаний — крупных и не очень — чем для фрилансеров и ипэшников. Но всё же я нашла для себя кое-что полезное

Основа маркетинга

Для успеха необходимы 5P:
— product (отличный продукт);
— price (правильная цена);
— place of sale (каналы продажи);
— promotion (продвижение);
— personnel (персонал).

По этим параметрам можно проанализировать себя, затем конкурентов, а потом снова себя.

Ценообразование

Магические цены = неокруглённые цены. 490 рублей лучше, чем 500 рублей, так как воспринимается в другом диапазоне.

Контрастные цены: стоит предлагать для одной позиции высокие и низкие цены, за счёт чего у клиента появляется выбор.

Переводчик может использовать это при указании ставки за страницу/час устного перевода на сайте. Цены будут варьироваться в зависимости от срочности и, скажем, качества вычитки.

Визуализация

Если изложенное на одной-двух страницах можно описать схемой/диаграммой/картой/рисунком, то нужно так и сделать.

Принципы письма

— Пишите как говорите.
— Пишите для одного человека.
— Пишите короче (Марк Твен: «Выбрасывайте каждое третье слово. Это придаст тексту удивительную живость».)
— Делайте больше абзацев.
— Пишите точнее.
— Цитируйте правильно.

В общем-то, все заповеди инфостиля.

AIDA

AIDA — коммуникационная модель, которая расшифровывается как attention (внимание), interest (интерес), desire (желание) и action (действие). Каждый рекламный текст следует проверить по этим четырём пунктам. Даже шапку профиля в инстаграме.

Экспертность

Автор пишет: «Один из способов позиционирования компании — представить её как эксперта рынка». Для этого можно использовать рейтинги и награды. А ещё делиться знаниями с рынком и с клиентами через выступления на конференциях, круглых столах и других мероприятиях. Манн рекомендует составить сборник полезных советов, сделать обзор или даже написать книгу.

Эпиграфы

Мне понравились почти все эпиграфы, которые предваряли главы. Делюсь с вами.

У нас не было денег, поэтому нам приходилось думать. (Эрнест Резерфорд)

Я могу предложить вам простую формулу успеха: сначала всё до конца продумать, а затем до конца же осуществить. (Эдди Риккенбейкер)

Есть два способа вырваться вперед: играть по правилам лучше всех или же лучше всех нарушать правила! (Боб Хакер)

То немногое, что вам известно о вашем клиенте, гораздо важнее всего, что вы знаете о своём продукте. (Харви Маккей)

Имя человека — самый приятный для него звук. (Дейл Карнеги)

Рекомендации потребителей своим знакомым в два раза ценнее рекламных заявлений. (Исследование General Electric)

Слова — это самый сильный наркотик, употребляемый человечеством. (Редьярд Киплинг)

Список для чтения

В конце практически каждой подглавы Игорь Манн предлагает дальнейшее чтение — на мой взгляд, это лучше, чем единый список в конце книги. Я для себя выделила следующие издания:

— Дэвид Аллен. Как привести дела в порядок. Искусство продуктивности без стресса
— Барбара Минто. Принцип пирамиды Минто
— Элина Слободянюк. Настольная книга копирайтера
— Саша Карепина. Искусство делового письма
— Б. Фьюджерс, Ч. Харадауэй, Д. Варшавски. Почему бизнесмены говорят как идиоты
— Артемий Лебедев. Ководство

Особенно остро захотелось прочитать что-нибудь по презентациям и выступлениям. За несколько дней до защиты диплома. Тот случай, когда слишком поздно — всё равно что никогда.

ЛитРес и библиотеки Москвы

Если вы не одобряете пиратское скачивание книг (особенно когда не получилось найти их на Флибусте и Library Genesis), этот проект как раз для вас. Вы можете получить доступ к ЛитРес: Библиотека, обратившись к библиотекарю со своим читательским билетом. Подробнее читайте на сайте Некрасовки.

2018   читательский дневник

Рассылка школы отраслевых переводчиков «Альянс Про»

Несколько месяцев назад я подписалась на письма школы отраслевых переводчиков «Альянс Про», и это единственная почтовая рассылка которую я всегда открываю.

Там нет воды. Там нет заумных фраз. Там нет проходящих тем. Я читаю всё: даже о переводе документации к системе автоматизации производства — потому что интересно. И в этом случае формат рассылки воспринимается не как очередное письмо, которое будет долго висеть неоткрытым и затем улетит в корзину, а как напоминание о новой статье, которую нужно обязательно прочитать.

Для меня блог школы — аналог «Тинькофф-журнала» в мире перевода. (А вы, конечно же, помните, что главред «Тинькофф-журнала» — Максим Ильяхов.) Сам сайт с курсами тоже отлично построен.

Почитать можно здесь:
http://apschool.ru/category/shkola/
Подписаться там же (форма справа на полях, если вы с компьютера).

В последней статье (https://vk.cc/8eei3q) сформулировано первое правило хорошего переводчика: «Не берись за всё подряд!» Оно же и второе. И третье. Немного напоминает «Бойцовский клуб», да? Пожалуй, можно все восемь правил под переводчиков переписать — читайте на иллюстрации.

2018   читательский дневник

Нина Георге. Лавандовая комната

Дмитрий Сергеевич Лихачёв в «Письмах о добром и прекрасном» говорил, что к формированию домашней библиотеки нужно подходить ответственно и не покупать книги для «одноразового чтения». У меня этого пока не получается, и ещё одно тому подтверждение — «Лавандовая комната» Нины Георге. Я человек простой: вижу надпись «Бестселлер немецкого автора» — покупаю. Такая импульсивность стоит мне пустых карманов и пустых надежд.

Роман повествует о жизни пятидесятилетнего торговца книгами Жана Эгаре, его прошлой любви и любви настоящей. По большому счёту в книге можно выделить две линии, которые касаются книг и любви, и первая из них мне понравилась гораздо больше. Объясню почему.

Нина Георге интересно обыграла концепцию книги как лекарства. Магазин героя располагается на барже и носит название «Литературная аптека» (мне сразу вспомнилось одно стихотворение Эдуарда Асадова). Герой продаёт книги не столько ради прибыли, сколько ради помощи людям. Даме с разбитым сердцем и низкой самооценкой он советует одно, разъярённому владельцу плавучего средства — совершенно другое. Для каждой жизненной ситуации своя книга. Получается, что поход в книжный заменяет сеанс у психолога. Для Жана спасением стали «Южные огни» Санари, которые, к сожалению, существуют только на страницах «Лавандовой комнаты». Но самое полезное, что я извлекла из романа Нины Георге, — ссылку на «Лирическую домашнюю аптечку доктора Эриха Кестнера».

Что касается любовной линии, то здесь можно вспомнить великого Станиславского и воскликнуть «Не верю!». Мотивация героев, равно как и конфликты, кажутся неправдоподобными и крайне поверхностными. Французское имя героя — говорящее. Это становится понятно, когда один из персонажей переиначивает его на английский и итальянский манер: Джон Лост и Джованни Пердито соответственно. По-русски Жан Эгаре превратился бы в Ивана Потерянного. И он действительно потерянный, только его мне почему-то совсем не жаль. В конце книги он вновь обретает себя после длинного путешествия по Франции.

Жан Эгаре путешествует с севера Франции на юг. На первой фотографии Париж, а на второй — Бонньё.

Если вы любите книги и Францию и не сильно придираетесь к проработке персонажей, то «Лавандовая комната» может вам понравиться. Книга в переводе Романа Эйвадиса читается легко.

2018   читательский дневник

Эдвард Резерфорд. Ирландия

Сперва я захватила «Ирландию» в книжном, а затем Ирландия захватила меня — после осады в несколько месяцев.

Всем известно, что такое долгострой, а в речи вязальщиц иногда встречается слово «долговяз» — проект, который всё никак не закончишь. У меня с книгой Эдварда Резерфорда случился долгочит, потому что последнюю страницу объёмного исторического романа перевернула спустя четыре месяца. Я себя оправдываю тем, что почти килограммовое издание тяжело возить в женской сумке по электричкам и метро (у меня ведь туда меньше еды поместится, а на одной духовной пище весь день тяжело). На самом деле, книга требовала вдумчивого чтения, чего не всегда хотелось перед сном. Но она стоит потраченного времени.

Особенность романов Эдварда Резерфорда — раскрытие истории страны через жизнь отдельных семей, которые прослеживаются сквозь поколения. Вымышленные персонажи вводятся постепенно, а фоном для их переживаний и действий служат реальные события.

К концу книги линии героев тесно переплетаются и становятся похожи на ирландское кружево.

Думаю, надолго в памяти останется история любви Дейрдре из клана Фергуса и древнего ирландского принца Конала, изумрудные глаза их потомков, обряды друидов, битва при Клонтарфе, защита поместья при помощи стада скота и жизнь средневекового города со всеми её перипетиями. По моему опыту, те книги, читать которые нелегко, оставляют самые яркие образы — так было и с романом-дилогией Ивана Ефремова «На краю Ойкумены», где хрупкий человек противостоит мощи природы. А вообще любая книга, действие которой разворачивается в подобных пейзажах, не может быть плоха.

На первой и второй фотографии — долина Глендалох в графстве Уиклоу, на третьей — скала, соединяющая остров Ирландс-Ай с островком Тулла.

Я читала книгу в переводе Татьяны Голубевой. Труд титанический, и мне бы очень хотелось задать несколько вопросов о процессе работы, но я, к сожалению, не смогла найти контакты. Русское издание вышло спустя тринадцать лет после публикации оригинала — наверное, «Азбука-Аттикус» открыла для себя книги Резерфорда после успеха «Парижа». В издательстве появились «Лондон», «Нью-Йорк», «Сарум» и, как я сейчас обнаружила, «Дублин» — продолжение ирландской саги. Между тем у британского писателя есть роман о России (Russka, 1991). Он уже скачан на телефон и ожидает своего часа (или пятидесяти часов, здесь как посмотреть).

Наступила полночь, а я не придумала, как закончить заметку, поэтому просто поcмотрите риверданс. У меня мурашки по коже на протяжении всего концерта, но вот самые крутые моменты:

  • 0:55 — открывающий танец;
  • 20:02 — парень в кожаных брюках показывает парням в обычных брюках, как нужно танцевать (без музыки!!);
  • 56:10 — ирландский риверданс vs американский степ (Версус в мире танцев — пошумим степовками);
  • 1:04:22 — артисты русского балета;
  • 1:25:57 — финальный танец.

Вывод такой: если вам кажется, что всё легко и вы сейчас сможете сделать точно так же, значит перед вами профессионал, и вы не видите весь объём подготовки и часы, потраченные на приобретение опыта. Это касается и перевода, и хореографии.

2018   читательский дневник