Wordlace. Блог о переводе, книгах и языках

Рассказываю о языках и культурах. Делюсь опытом: своим и проверенным. Перевожу статьи и пишу о прочитанных книгах.

https://varvara-translator.ru/ — заказать перевод.

Чистосердечное признание

Я перевожу книги в CAT-инструментах.

Думаю, здесь возможны три реакции:

— Я тоже!
— Ну и что теперь?
— Окстись!

Первой группе передаю пламенный привет, а второй и третьей адресую эту статью.

Я решила написать её из-за того, что, на мой взгляд, многие люди, которые сотрудничают с издательствами, недооценивают удобство CAT-инструментов, считают их неприменимыми к художественному и нехудожественному переводу и вообще относятся к ним с некоторой долей пренебрежения. Не буду ссылаться на бесконечные обсуждения в социальных сетях и вместо этого приведу цитату из журнала переводчиков «Мосты», номер 4 (64)/2019. Там есть постоянная рубрика «Вопросы заказчику», и на этот раз отвечает Александр Борисович Гузман, который работает в издательском доме «Азбука-Аттикус»:

В какой мере вы и ваши переводчики используете средства автоматизации перевода («Традос» и т. п.)? Считаете ли вы, что за таким переводом будущее?

А. Б.: Где литературный перевод, а где средства автоматизации? Два совершенно не пересекающихся мира. В каких-нибудь чисто прикладных целях гугл-транслейт и т. п. могут быть полезны (перевести особо зажигательный фрагмент инструкции к пылесосу «Сименс» с шведского на английский), но не более того.

В словах Александра Борисовича есть подмена понятий: средства автоматизации перевода — это не то же самое, что машинный перевод («гугл-транслейт»). Машинный перевод может применяться внутри программы, но это далеко не основная её функция. (Замечу, что нейронный машинный перевод, особенно в паре английский + другой европейский язык, сейчас довольно развит, пусть и применяется в очень ограниченной сфере; к тому же, платные движки машинного перевода заметно отличаются от общедоступного translate.google.com.)

Кроме того, не вполне ясно, что Александр Борисович имеет в виду под «литературным переводом». Только ли романы? В начале интервью на вопрос «Какова тематика переводимых материалов?» он отвечает: «Тематика — самая разнообразная, поскольку издательство большое и публикует примерно всё, кроме разве что учебной литературы и методичек по лечению гастрита яичной скорлупой». Отсюда делаем вывод, что книги очень разных жанров.

С общими настроениями в этом сегменте переводческой отрасли разобрались. Пришло время рассказать, почему я придерживаюсь противоположного мнения и почему литературный перевод и средства автоматизации — вполне себе пересекающиеся миры.

Когда редактор высылает мне новую книгу в формате .pdf, первым делом я распознаю её через FineReader и создаю документ в формате .doc с нужным мне оформлением. После этого я захожу в Мемсорс, создаю новый проект, новую память переводов и терминологическую базу. Если прежде я работала с книгами из этой серии или по этой тематике, то, конечно, подключаю уже готовые ТМ и ТВ. Что это даёт?

Во-первых, весь текст оказывается представлен в виде двуязычной таблицы с разбивкой по предложениям, где правая колонка пока пустует — мне предстоит её заполнить. Это гораздо удобнее, чем открывать одно окно с вордом, а второе — с книгой, распечатывать её на принтере или загружать на планшет. Если у вас есть второй монитор, то неудобств меньше, но всё равно есть риск пропустить какую-нибудь фразу. Двуязычная таблица кажется мне гораздо более наглядной. Из минусов — неудобно отслеживать деление на абзацы, хотя в нижней секции предпросмотра и это можно как-то настроить.

На первом скриншоте два открытых окна, и для прокрутки приходится переключаться между ними. На экране 15,6 дюймов текст мелковат, и в целом не очень удобно. На втором скриншоте Мемсорс (внизу красные квадратики, потому что сам проект уже удалила и работаю над следующим). Размер шрифта можно настраивать под себя, в том числе и на правой панели, где выводятся данные из памяти переводов и глоссария.

Во-вторых, если вы переводите нон-фикшн или прикладную литературу, вам, наверняка, будут встречаться термины. В книгах по вязанию у меня были бесконечные ayo, C1R, garter stitch и так далее. В книге о будущем автомобилей — autonomous emergency steering, circuit board, solid-state battery. Вполне себе специальный текст, заслуживающий глоссария. Если это художественное произведение, то в список терминов можно вынести имена героев и снабдить их комментариями. Так я поступала при переводе книг из серии «Музыкальная классика для детей».

В-третьих, в CAT-инструментах гораздо более удобный поиск по текущему переводу и по переводам прошлым, если они записаны в ТМ. Если в какой-то момент я понимаю, что то или иное сочетание удачнее перевести другим образом, я могу найти его в тексте и безболезненно заменить. Мне в Мемсорсе сделать это удобнее, чем в ворде через какой-нибудь Ctrl + H. Память переводов также выручает в тех случаях, когда в тексте есть незначительные изменения. Это, конечно, скорее применимо к книгам по рукоделию и кулинарии. Скажем, у вас был сегмент

Row 13: Yarn over, *k1, yarn over, k2, k2tog, p3, ssk, k2, yarn over; repeat from the * to 1 stitch before the marker, ending this section with k1, yarn over. (15 stitches)

А стал

Row 17: Yarn over, k2, *k3, yarn over, k2tog, p3, ssk, k2, yarn over; repeat from the * to 3 stitches before the marker, ending this section with k3, yarn over. (19 stitches)

Проще заметить изменение, если его подсвечивает средство автоматизации. По-моему, оно с этим справляется лучше человеческих глаз, особенно спустя пять—шесть часов работы.

В-четвёртых, CAT-инструменты помогают добиться единообразия. Особенно это актуально при составлении алфавитного указателя, потому что без двуязычной таблицы этот процесс становится более трудоёмким. Первую книгу я переводила просто в ворде, и составление указателя с последующей проверкой заняло у меня очень много времени. (О том, как переводила практический курс по вязанию ещё в университете писала заметку в блоге по старому адресу — сейчас кажется немножко наивной, но специально ничего там не меняю).

В-пятых, средства автоматизации позволяют точнее планировать работу. У вас есть чёткое представление о количестве знаков и сегментов, а на вкладке проекта отражается процент готового текста. Без «кошки» можно планировать работу в страницах — никаких проблем.

Закончив перевод, я вычитываю получившийся текст вместе с оригиналом и вношу правки. После этого скачиваю файл на русском языке и вычитываю ещё раз. Наконец, можно отправлять текст редактору. Обратите внимание: весь перевод я выполняю без применения Google Translate, DeepL и прочих движков.

Итак, основные мысли:

  1. В CAT-инструментах можно переводить что угодно. В этом нет ничего зазорного.
  2. Средства автоматизации — это не то же самое, что машинный перевод.
  3. Если вы работаете с художественными книгами, CAT-инструмент можно использовать для представления текста в виде двуязычной таблицы и удобного поиска, в том числе по уже переведённым вами книгам (например, если они выходят серией).
  4. Если вы работаете с нехудожественными книгами, помимо двуязычной таблицы и расширенного поиска пригодятся терминологические базы.
  5. В CAT-средствах есть подробная статистика по знакам и отражение хода работы в процентах, что позволяет планировать время и загрузку.

P. S. Я работаю в Мемсорсе, потому что у него есть бесплатный тариф для фрилансеров (не более двух работ за раз и неограниченное количество памяти переводов и терминологических баз), а также десктопная версия. Его функционала мне хватает с лихвой. Смарткат бесплатный, но работать в нём можно только в браузере. Традос стоит 20 тысяч в год.

4 июля  

Самостоятельное обучение

Открою вам страшный секрет: иногда мне не хочется платить за курсы. Это не значит, что я пытаюсь получить к ним доступ пиратскими способами (йо-хо-хо). Совсем нет. Я поступаю иначе: нахожу программу обучения в открытом доступе (в социальных сетях этой школы или на официальном сайте института). Изучаю темы, последовательность и, если повезёт, список рекомендованной литературы. Нахожу материалы по этим темам и voila — можно приступать к изучению.

Вы, вероятно, возразите, что учебники, статьи и видеоуроки — это не то же самое, что занятия с преподавателем, в особенности с обратной связью. Согласна. Но самостоятельное изучение, во-первых, позволяет надкусить тему и понять, интересна и полезна ли она в целом, а во-вторых, далеко не всегда преподаватель и громкое имя школы или вуза — гарант качества. Я бы с бо́льшим удовольствием прошла МООК по экономике на той же Coursera или посмотрела ролики Максима Каца на ютубе, чем сидела на парах в своём университете. (Переводчикам, как мне кажется, особенно полезно слушать дисциплины сразу на двух языках, чтобы уметь говорить на тему на условном английском и русском).

Сейчас я решила заняться техникой и культурой речи. Идея возникла пару лет назад, когда увидела в программе онлайн-школы по устному переводу целый модуль, посвящённый этой теме. Навык, безусловно, полезный: для устного перевода, преподавания, записи подкастов или сторис в инстаграме (нужное подчеркнуть). У меня под рукой два учебника, которые планирую проходить последовательно:

— В. И. Аннушкин. Техника речи
— В. В. Ульянов. Быть услышанным и понятым. Техника и культура речи

Возможно, потом я пойму, что нужно записаться на курсы ораторского искусства или взять индивидуальные уроки с преподавателем по скайпу. Но пока что это способ сдвинуться с места и не откладывать на завтра то, чему можно научиться сегодня.

А как поступаете вы? Есть ли курс, который вы готовы горячо рекомендовать (неважно, платный или бесплатный)?

Alibaba. История мирового восхождения от первого лица

Дослушала аудиокнигу Дункана Кларка о становлении электронной коммерции в Китае. Любопытно, но я бы советовала читать бумажную версию, потому что на слух сложно воспринимать такое количество прецизионной информации: имена, названия компаний, стоимость акций, суммы сделок... Пожалуй, неплохая тренировка навыков устного перевода, если во время прослушивания переводить это на другой язык или после прослушивания выписывать на листок все пароли и явки из тех, что запомнились.

Есть вопросы к переводу названия. Сравните:

Alibaba: The House That Jack Ma Built vs. Alibaba. История мирового восхождения от первого лица

В оригинале классная отсылка к детскому стихотворению «Дом, который построил Джек», в нашем случае Джек Ма, основатель Alibaba. В переводе «История восхождения». Всё бы ничего, но она совсем не от первого лица. Скорее от восьмого или восемнадцатого. Ради интереса зайдите на английскую Википедию и откройте статью об Alibaba Group (будем считать, что эта версия полнее, чем на русском). Лёгким движением руки нажмите Ctrl + F и введите имя «Duncan Clark» (автор книги, который пишет историю восхождения от первого лица). Ну как? У меня ничего. Есть подозрения, что это решение не переводчика, а выпускающего редактора. Я такое не поддерживаю, потому что как читатель я остаюсь с обманутыми ожиданиями. И это уже не в первый раз.

Отметила для себя несколько фактов, которые, похоже, свидетельствуют о профдеформации, но я не против. Курсивом выделены цитаты из книги (без правок, хотя хочется).

Учитель английского

Джек Ма работал учителем английского. В 1995 году он поехал в Сиэтл в качестве переводчика, и эта поездка перевернула его жизнь, потому что там он познакомился с интернетом.

О первом бизнесе — бюро переводов:

В январе 1994 г. в возрасте 29 лет Джек основал Hangzhou Haibo Translation Agency — агентство (бюро) переводов Ханчжоу Хайбо. Сначала в штате компании числилось всего пять сотрудников, преимущественно это были учителя из института на пенсии. Джек снял в аренду две комнаты по адресу Qingnian Road, 27, неподалеку от Западного озера. Они находились в помещении бывшей церкви, где когда-то размещалась Юношеская христианская ассоциация (YMCA). Сегодня знак компании Hope Translation все еще висит там, где у агентства (бюро) переводов была переговорная комната, рядом с местом, где теперь разместился Международный юношеский христианский отель (YMCA International Youth Hostel).

О прибыльности бизнеса:

//Тем не менее первая попытка Джека стать участником предпринимательской лихорадки в Чжэцзяне не увенчалась успехом. В 1994 г. его компания Hope Translation вернулась к тому, с чего начинала. Месячная аренда офиса стоила $300, а выручка за первый месяц составила немногим больше $20. Надежда могла зарождаться еще долго, а деньги были нужны. Чтобы поддержать компанию, Джек начал продавать товары на улицах Ханчжоу, в
том числе и полученные из Иу. Его переводческая компания одновременно стала и торговой компанией. Отныне Hope Translation Agency продавала подарки, цветы, книги и даже пластиковые коврики — это был набор товаров, который предзнаменовал появление Taobao.//

О важности локализации сайтов:

В дизайне сайта важно учитывать культурную составляющую. На Западе такие сайты, как, например, Google, становились популярными благодаря чистым линиям и отсутствию лишних деталей. Но на массовом рынке китайских интернет-пользователей, привыкших к всплывающим окнам и плавающим баннерам, американский стиль оформления казался слишком статичным и скучным. Популярные китайские сайты обычно плотно нашпигованы информацией и графикой, они требуют долгой прокрутки для того, чтобы увидеть всю страницу целиком. С такой точки зрения Taobao был сайтом, созданным китайцами для китайцев. И это работало.

Интересно, какой была бы судьба бюро переводов, если бы Джек Ма открыл его сейчас. И стал бы он вообще начинать такой бизнес?

P. S. Напоминаю, что аудиокниги можно слушать бесплатно, не нарушаяавторские права. Для этого нужно зарегистрироваться в программе ЛитРес: Библиотеки. С электронными книгами тоже работает.

По-царегородски

На выходных ходила в исторический парк «Россия — моя история». В музее три постоянных выставки: «Рюриковичи (862—1598)», «Романовы (1613—1917)» и «Россия — моя история (1914—2017)». Посетителям предлагают такую акцию: купи два билета и получи третий в подарок. Так вот, не верьте ей. Обойти три экспозиции, охватывающие историю России от Рюрика до Путина, за один день сложно. Вы или очень устанете, или прочитаете тексты на интерактивных экранах по диагонали, а читать придётся много.

Но заметка не об этом. В музее были экраны с интересными фактами, и я отметила для себя несколько любопытных с лингвистической точки зрения.

Пряная кухня

Слово «пряный» (изначально «перяный» = «перчёный») произошло от названия самой популярной приправы — перца. В Европе он был настолько дорог, что им платили налоги и жалованье солдатам. Отсюда и слово «специи»: на латыни оно обозначает «то, что внушает уважение; видное из себя».

Пятнашки

В моём детстве пятнашки были такими:

Интерактивный экран в музее говорит, что пятнашки — то же самое, что салочки. Водящий должен коснуться другого игрока и как бы «запятнать» его. Или осалить — буквально «сделать жирным». Здесь должна быть fat joke о салочках, но я её не придумала.

Средство от тысячи недугов

На Руси так говорили о луке и чесноке. Точное происхождение слова «лук» неизвестно, а вот чеснок назвали так, потому что его головка легко распадается — «расчёсывается» — на отдельные зубчики.

При царе Горохе

Здесь просто процитирую:

Так говорили и говорят про невероятно далёкие времена. До сих пор учёные спорят, откуда взялось это выражение. Наиболее правдоподобно выглядит версия, что когда-то этот оборот звучал как «по-царегородски», то есть «так, как когда-то было в Константинополе», столице Византии.

Прежде мне казалось, что этимология — самый интересный раздел языкознания. Иногда возвращаюсь к этой мысли.

2020  

Localization Essentials

На той неделе прошла бесплатный курс, за который готова была бы отдать деньги. Если учесть, что в моей голове живёт маленький Йося, который внимательно подсчитывает все траты и потирает ручки при поступлении средств на карту, это показательно.

Речь о курсе Localization Essentials от Google на платформе Udemy. Встретила его ещё год назад, когда искала информацию по локализации мультимедиа, сохранила в закладки и забыла. Совсем недавно увидела его в инстаграме Риты Ключак и решила, что откладывать дальше уже неприлично. Наверное, если бы я просмотрела его в прошлом феврале, 2019-й сложился бы по-другому (не лучше и не хуже, просто по-другому).

Что мне понравилось:

1. Чёткая структура

В курсе пять уроков, каждый из которых разбит примерно на 1­0-15 частей. Большинство частей содержит видео длиной в 2-5 минут. После нескольких видео идёт тест. Темы такие:

  1. Key Concepts
  2. Content Types
  3. Profiles & Skills
  4. Processes
  5. Tools

2. Подача материала

В курсе двое ведущих: парень и девушка. Первый вводный урок они проводят вместе, а потом сменяют друг друга.

Видео высокого качества, с хорошим звуком и приятной цветокоррекцией. Часть материала иллюстрируется с помощью схем, списков и инфографики.

Для лучшего понимания к каждой теме приводят примеры на конкретных продуктах: Google Fit и YouTube Kids.

3. Задания на понимание

Тесты заметно отличаются от классических контрольных в общеобразовательных школах. Не нужно воспроизводить определение локализации или перечислять всех участников процесса. Чаще всего нужно представить себя в конкретной рабочей ситуации и выбрать решение.

4. Оффлайн-доступ

За это я многое бы отдала на первом-втором курсе, когда ездила на электричке с телефоном без мобильного интернета. К слову, сейчас мобильный интернет на телефоне есть, а вот вдоль железнодорожных путей — нет.

Все видео и скрипты можно скачать архивом и смотреть, скажем, в поезде от Москвы до Петербурга.

В общем, так должен выглядеть инфопродукт здорового человека, а не как все эти курсы по обретению женской энергии и быстрому заработку в интернете.

Книги из путешествий

У меня есть подруга, которая из каждой поездки привозит холщовые сумки-шопперы (привет, Наташ). Поэтому из магазина она идёт с Дрезденом, Одессой или другим городом на плече. Я пробовала следовать её примеру, и теперь у меня есть две сумки из питерских Подписных изданий — чёрная и белая, под настроение и сезон.

Но параллельно с этим сложилась своя традиция: покупать в поездках книги. Опыт путешествий у меня пока скромный, но хочу собрать отдельную полку или даже стеллаж. В этом выпуске читательского дневника расскажу вам о двух книгах подробнее.

Екатерина Юхнёва. Петербургские доходные дома

В сентябре в Санкт-Петербурге сходила на экскурсию по необычным дворам с посещением парадных доходных домов Елисеева. Было интересно слушать об истории зданий, быте их жильцов и о современности.

После заглянула в Подписные издания и заметила там книгу Екатерины Юхнёвой «Петербургские доходные дома. Очерки из истории быта» (вот она). Это подробнейшее описание жизни петербуржцев прошлых столетий с прекрасной структурой:

  1. Что такое доходный дом (из чего строился, архитектурный облик, планировки, размеры, заселённость, владельцы, арендные отношения).
  2. Благоустройство жилища (квартирное и внеквартирное, домовая прислуга).
  3. Петербургские квартиры («барские», обычные, маленькие, комнаты, углы и койки).
  4. Как жилось в доходных домах (что мешало, как убирались и как создавали уют).
  5. Как и где можно посмотреть старинные доходные дома в современном Петербурге (адреса и опиcания).

Меня поразило, что автор книги превратила свою квартиру в музей и проводит там экскурсии — вот это преданность делу!

Несколько любопытных фактов:

  • Когда ванные только появились, их перед наполнением водой выстилали простынёй, «поскольку соприкосновение корпуса ванны с телом считалось неприятным и негигиеничным». При этом ванны делали из самых разных материалов: мрамора, фаянса, эмалированного чугуна и так далее.
  • Ватерклозет изобрёл — кто бы вы думали — переводчик. Если быть точнее, переводчик и поэт сэр Джон Харрингтон, крестник королевы Елизаветы I. Изготовили всего два таких устройства: для Харрингтона и для королевы. И только несколько десятков лет спустя часовой мастер А. Каминг получил на него патент.
  • У первых телефонов звуковая мембрана служила и для передачи, и для приёма. Поэтому рядом с аппаратами висело объявление «Не слушайте ртом, не говорите ухом».
  • У каждой комнаты был свой традиционный цвет: зал жёлто-золотистый, гостиная синяя, будуар зелёный.

Что касается самого издания, мне бы хотелось более качественных иллюстраций. Все они чёрно-белые (даже современные фотографии), иногда нечёткие. Но это, пожалуй, единственный недостаток.

Наталья Резанова. Нижний Новгород: тайны, легенды, истории

Совсем недавно в Нижнем Новгороде произошла та же история. Сходила на экскурсию, а потом в местный книжный.

В доме на последней фотографии останавливался Льюис Кэролл, а ещё там жили переводчики, которые переводили документацию ГАЗа в начале прошлго века.

В краеведческой книге о Нижнем четыре части:

  1. Чародеи, воины, книжники (Средние века и Смутное время)
  2. Мастера, цари, и красавицы (XVII­—XVIII век)
  3. «Торговлею питатися хощу». Купеческий Нижний
  4. Век двадцатый, век необычайный...

С каждой главой чувствуется изменение стиля: чем дальше в прошлое, тем больше «былинности», чем ближе к настоящему, тем полнее и точнее описания. Читается легко, закончила книгу за пару дней.

Меня, правда, смутило вот что. В каждой главе есть две части: легенда, тайна или история и объёмное примечание редакции. И больше, чем в половине книги, эти примечания редакции будто перечёркивают всё то, что было написано ранее. Например, Наталья Резанова расказывает легенду о девушке с коромыслом, а редакция говорит: «Нет, всё не так. Версия о жертвоприношениях шаблонна». Возникает ощущение, что авторы не договорились. Идея, которая за этим стоит, понятна: рассказать предание, изложить народную версию событий, а потом прокомментировать, как было на самом деле, подкрепив свою точку зрения источниками. Думаю, лучше было бы разделить на подглавы «Как говорят» и «Как было», а в двадцадом веке, где всё уже довольно точно, «Как было» и «А ещё...».

Вообще узнавать историю, обычаи и людей таким образом очень увлекательно. Раньше я думала: «Как здорово, что в Германии столько земель, а в Англии столько графств. У каждого свой диалект и свои особенности». Но Россия ведь не менее интересна. Только эта страноведческая часть не так популяризирована, к сожалению. Или я ошибаюсь? Если у вас есть какие-то полезные ссылки (например, на ликбез Арзамаса о русском языке), поделитесь, пожалуйста, в комментариях.

Тайная жизнь домашних животных

Посмотрела первую часть The Secret Life of Pets и нашла занятный момент. Приведу контекст и оригинал, а под картинкой — дубляж. Если у вас есть свои варианты, поделитесь в комментариях, мне очень любопытно.

Ситуация:

Собаки Макс и Дюк убегают от преследователей и оказываются в Бруклине, далеко от дома. Они очень проголодались и попытка выманить бутерброд у прохожего не увенчалась успехом. Макс не отчаивается.

Оригинал:

Max: Okay. This will be fine. We’re fine. We can find our way home. We’re descended from the mighty wolf. We have raw, primal instincts that are mere moments away from kicking in and leading us home!

Duke: I cannot wait! Here it comes!

Max: Anything?

Duke: No. Wait! Oh, I... No.

Max: I don’t know, Duke. Maybe the legend of dogs coming from wolves is just wrong. Maybe one puppy asked his mom, «Where did we come from?» And the mom said, «Woof.» And the kid was like «Oh, wolves?» And she was like, «Yeah, fine.»

Перевод:

Макс: Ладно. Всё будет хорошо. Не беда. Мы найдём путь домой. Мы же потомки могучих волков. У нас инстинкты хищника, которые могут в любой момент проснуться и показать нам дорогу.

Дюк: Эй! Просыпайтесь! Побыстрее!

Макс: Есть контакт?

Дюк: Нет. Стой! Или есть? Нет.

Макс: Ну не знаю, Дюк. Может быть все и врут, что собаки произошли от волков. Может, какой-то щенок приставал к маме: «Ну скажи, кто наши предки?» А она рявкнула: «Смолкни!» А щенок подумал: «Ого! Волки!» Вот так и повелось.

Мультфильм, кстати, заканчивается отличной песней:

Заметки на полях №17. Карандаш, золото и Стивен Фрай

На полях появились три заметки: две обнаружила при переводе книг, а одну — вечернего шоу.

Карандаш

Работала над книгой о красках Farrow & Ball, посвящённой работе с цветом при отделке помещений. В предисловии одна из авторов, профессиональный колорист, рассказывала, с чего началась её любовь к цветам. Уже в детстве ей нравилось перекладывать карандаши в коробке и пробовать разные сочетания:

However, as a child, I did spend an inordinate amount of time rearranging my set of Caran d’Ache crayons to see how different colour combinations worked.

Я обратила внимание на название Caran d’Ache: в голове щёлкнуло, и я заключила, что именно отсюда и взялись русские карандаши. Не стала разбираться и жила с этой мыслью до тех пор, пока в телеграм-канале «Этимология каждый день» не появилась заметка с версиями происхождения слова. Их две: 1) от тюрк. кара (чёрный) + даш (камень); 2) от тюрк. калам (тростниковое перо) и даш (камень). Это подтверждают и три этимологических словаря.

Но почему швейцарская компания Caran d’Ache называется именно так? Вряд ли из-за любви к тюркским языкам. Оказывается, основатель компании Арнольд Швейцер был большим поклонником художника-карикатуриста Эммануэля Пуаре (или Эммануила Яковлевича Пуаре, если по-нашему, ведь родился он в Москве). А Пуаре подписывал свои работы псевдонимом Caran d’Ache — словом «карандаш», переделанным на французский манер.

Удивительно, куда порой может завести лингвистическое «расследование». (Если вам вспомнился советский клоун Карандаш, то неслучайно — мне кажется, здесь тоже есть какая-то связь).

Золото, ладан и мирра

Библейские отсылки можно встретить где угодно. Одна попалась мне в книге по основам мыловарения. Да-да! В названии «Golden Frankincense and Myrrh Soap», его советуют дарить на Рождество. И это логично, ведь золото, ладан и мирра (или смирна) — это дары волхвов. В мыле, к слову, за золото отвечает молотая куркума, а за ладан и мирру — соответствующие эфирные масла.

Стивен Фрай

В шоу Грэма Нортона пришёл Стивен Фрай и рассказал любопытную историю о том, как озвучивал книги о Гарри Поттере. В «Узнике Азкабана» ему встретилась фраза «Harry pocketed it», которую никак не получилось произнести правильно (попробуйте сами и расскажите, какая по счёту попытка оказалось удачной). В обеденный перерыв Стивен позвонил Джоан Роулинг и спросил, может ли он заменить это предложение на «Harry put it in his pocket». Писательница не только отказала ему, но и вставила «Harry pocketed it» в четыре последующие книги. Оцените уровень и тонкость троллинга (если это слово вообще здесь уместно). И послушайте, как об этом рассказывает сам Стивен Фрай (отрезок 22:40—24:01).

Пётр Талантов. Доказательная медицина

Не писала в блог пару месяцев, и за это время накопилось несколько поводов для статей. Первый из них — книга Петра Талантова «0,05. Доказательная медицина от магии до поисков бессмертия». Пожалуй, это лучшая научно-популярная книга, которую я читала. Она вышла в 2019 году в издательстве Corpus при поддержке просветительского фонда «Эволюция». На сайте фонда указано ещё двадцать с лишним книг, и часть из них отправилась в мой и без того бесконечный список «Прочитать».

Видно, что над «Доказательной медициной» хорошо поработали. Там нет ни одного (повторюсь: ни одного) абзаца, который написан просто ради того, чтобы растянуть главу или увеличить количество страниц. В каждом если не новая мысль, то доказательство или углубление предудыщей. При этом книгу отличает продуманная структура и отсылки к последующим и предыдущим главам, из-за чего складывается ощущение связности повествования. Да, пожалуй, это должно быть нормой, которую не следует как-то отдельно подчёркивать, но реальность такова, что логика изложения во многих книгах часто нарушена. Здесь же такой проблемы нет.

В «Доказательной медицине» шесть частей:

  1. Маги и философы — о магическом лечении и появлении профессиональной медицины.
  2. Экспериментаторы и математики — о рождении метода и клинических экспериментах (об эффекте плацебо, ослеплении, статистике и рандомизации).
  3. Герои и мерзавцы — об экспериментах на животных, себе и окружающих.
  4. Детективы и убийцы — об эпидемиях и расследовании их причин.
  5. Мошенники и исследователи — о разработке лекарств и золотом стандарте клинических испытаний.
  6. Врачи, маркетологи... и снова маги — об обратной стороне медицины, маркетинге и современности.

В предисловии сказано, что эта книга «и для врачей, и для тех, кто далёк от медицины», поэтому некоторые части даются легче, некоторые — тяжелее. Дольше всего я читала главу «Золотой стандарт», но автор честно предупредил, что будет непросто — в этом чувствуется забота. А вот главы о магическом лечении, эффекте плацебо и чуть ли не детективной деятельности молодого английского врача Джона Сноу захватывали внимание целиком и отвлекаться не хотелось.

По прочтении у меня оформились три мысли:

  1. История циклична, и история медицины не исключение. Современные детокс и очищение от шлаков очень напоминают изгнание злых духов и кровопускание в прошлом, ведь в основе идея о загрязняющей сущности в теле человека.
  2. Врач — это не всемогущий волшебник, готовый вылечить любой недуг, а специалист, нащупывающий путь с помощью исследований. Если он не шарлатан, конечно. В реальности ошибки и поражения случаются чаще, чем удивительные открытия и ослепительный успех.
  3. Фармацевтика — это бизнес. На медицинский маркетинг отводятся огромные средства (от 25 до 50% выручки). Поэтому стоит бдительно относится к любой рекламе — явной и неявной.

Если вы пока не можете найти время на книгу в пятьсот страниц, советую начать с инстаграма Петра (@talantov) — там тоже много интересного.

Чарльз Дахигг. Сила привычки

Для меня 2019-й — удачный год в плане книг, потому что удаётся прочитать то, что давно стоит на полке, и то, что там только появилось. Этим летом наконец дочитала «Силу привычки» Чарльза Дахигга. В целом, мне понравилось.

Чарльз Дахигг — журналист, работавший в The New York Times, и автор книг The Power of Habit (2012) и Smarter Faster Better (2016). (Недавно, кстати, встретилась его статья об Илоне Маске в GQ.) Я сперва удивилась, так как думала, что книга написана каким-то серьёзным нейроучёным — популяризатором когнитивистики и всего, что с ней связано. Но нет, и это, пожалуй, к лучшему. Материал подобран, структурирован и изложен очень хорошо, а в точности научных данных можно убедиться, обратившись к ссылкам на источники в конце книги. Люблю, когда они есть, потому что можно всё перепроверить и углубиться в тему.

В «Силе привычки» три части. Первая — «Индивидуальные привычки» — даёт вводную информацию о механизмах привычек и о способе их изменения. Напишу об этом подробнее чуть ниже. Вторая часть — «Привычки успешных организаций» — рассказывает об опыте изменения культуры внутри компаний, который помог им прийти к успеху. В качестве примера приводятся Starbucks и Alcoa (крупный производитель алюминия). Это интересно, потому что колоссальные сдвиги начинаются, казалось бы, с мелочей. В третьей части — «Привычки общества» — подробно рассматривается деятельность церкви Сэддлбэк и бойкот автобусных линий в Монтгомери, а ещё поднимается важный вопрос: «Несём ли мы ответственность за свои привычки?» Всё не так очевидно, как может показаться на первый взгляд.

Сейчас будет прикладная информация. Чтобы изменить привычное поведение, нужно осознать, что существует петля привычки. Она состоит из трёх компонентов: знака — привычного действия — награды. Схема изменения любой привычки следующая:

— определить привычное действие;
— поэкспериментировать с наградами;
— выделить знак;
— составить план.

Автор приводит пример с перекусами на работе, из-за которых он начал полнеть. Каждый день примерно в одно и то же время Чарльз вставал из-за стола, шёл в кафе, покупал печенье с шоколадной стружкой и съедал его, попутно общаясь с приятелями. Это было его привычным действием. Чтобы его изменить, он стал экспериментировать с наградой. Теперь вместо покупки печенья Чарльз гулял по кварталу, покупал пончик и ел его за рабочим столом, покупал яблоко и съедал его в кафе или ходил общаться с коллегой. Это должно было прояснить, какое желание стоит за покупкой печенья: голод, скука, нехватка общения? Совершив новое действие, Чарльз возвращался на рабочее место и записывал три мысли, которые приходили в голову (например, «Расслабился», «Не голоден», «Видел цветы»). Через 15 минут он снова прислушивался к себе, чтобы понять, нужно ли ему теперь печенье. Следующий шаг — определение знака. Почти все привычные знаки попадают под пять категорий: местоположение, время, эмоциональное состояние, другие люди, предшествующее действие. В момент сильного желания нужно пройтись по этим категориям и сформулировать ответы. В случае с автором получилось так, что в определенное время дня ему хотелось перекусить из-за того, что нужно было отвлечься. Наконец, последнее — разработка плана. Чарльз решил, что каждый день в половину четвёртого он будет вставать из-за стола и общаться с коллегой в течение десяти минут. Получилось не сразу, но со временем это вошло в привычку. В результате в конце дня он был в лучшем расположении духа, ведь это хоть и маленькая победа над собой, но всё равно победа.

Я сделала чек-лист по изменению привычек на основе рекомендаций Дахигга. Вы можете его скачать, распечатать и заполнять четыре дня (больше не поместилось) или перечертить в дневник. На этом с содержательной частью всё. Я читала книгу в русском переводе, и к нему есть вопросы.

Georgia — Грузия или Джорджия?

Перевод: Майор был уроженцем Грузии, невысокого роста, постоянно сплёвывал в стакан шелуху от семечек или жёваный табак.

Оригинал: The major was a small man from Georgia. He was perpetually spitting either sunflower seeds or chewing tobacco into a cup.

Речь идёт о действиях американской армии в Ираке. Какова вероятность, что там служил грузин, а не уроженец штата Джорджия?

Тавтология — это норма?

Перевод: Третьи вообще настолько сложны, что просто удивительно, как такой маленький участок ткани, эволюционировавший на протяжении миллионов лет, вообще способен превратить их в привычки.

Оригинал: Others are so complicated that it’s remarkable a small bit of tissue that evolved millions of years ago can turn them into habits at all.

Вообще, да? Нам преподаватель грамматики говорила, что во время её обучения в институте не допускались повторы в двух, кажется, абзацах. А здесь в одном предложении. Ещё пример:

Перевод: Существует третье правило, необходимое для создания привычки, — и оно настолько неуловимое, что даже Хопкинс опирался на него бессознательно, даже не подозревая о его существовании.

Оригинал: There’s also a third rule that must be satified to create a habit—a rule so subtle that Hopkins himself relied on it without knowing it existed.

А плеоназмы?

Со временем он так разбогател, что в своей автобиографии «Моя жизнь в рекламе» посвятил не один длинный абзац проблеме, как потратить столько денег.

Он решил продолжить заниматься мылом и злаковыми хлопьями и позже в своей автобиографии написал...

Так просто нельзя.

А что со (здравым) смыслом?

Оказалось, что четырёхлетки, которые дольше всех могли отложить удовольствие, имели лучшие отметки и в среднем на 210 баллов больше за SAT, чем все остальные. Они пользовались большей популярностью и меньше употребляли наркотики.

Но всё равно употребляли? Ох уж эти детки.

В салон вошла маленькая 42-летняя афроамериканка в очках без оправы и консервативном коричневом пиджаке, полезла за кошельком и кинула в ящик для денег плату за проезд — 10 центов.

Не знаю, как для вас, но для меня «маленькая» заканчивается где-то в возрасте девяти-десяти лет. В сорок два года она скорее «миниатюрная» или «невысокого роста».

В декабре, выпустившись из семинарии и став отцом, Уоррен погрузил семью и вещи в фургон, отправился в округ Ориндж и снял часть небольшого дома.

Погрузил жену рядом с тумбочкой, а младенца — на коробку с посудой.

В общем, друзья, давайте будем внимательны. К себе, к близким и к переводам. Аминь.

Ранее Ctrl + ↓